Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница

— Спасибо, — сказала она странным шепотом, стараясь освободиться от его руки, — но я могу стоять сама.

Он нажал кнопку восьмидесятого этажа, а Лорен с трудом подавила в себе желание пригладить волосы. Она подумала, что с губ у нее стерлась помада, а лицо забрызгано грязью. Но через мгновение она пришла в себя и решила, что разумная молодая женщина не должна так теряться, увидев красивое мужское лицо.

Чтобы проверить свое впечатление, она опять украдкой взглянула на Ника в то время как он следил за мелькающими цифрами на табло. Ей пришлось признаться себе, что она не ошиблась: высокий, широкоплечий, стройный. Густые темные волосы Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница, модная стрижка. Мужественность отражалась в каждой черте его гордого лица: от ровных темных бровей до чувственного рта и высокомерно выступавшего подбородка. Лорен все еще изучала линию его губ, когда он вдруг, к ее ужасу, повернулся и насмешливо взглянул на нее холодными серыми глазами. Застигнутая врасплох, Лорен сказала первое, что ей пришло в голову:

— Я боюсь лифтов и стараюсь сконцентрировать внимание на чем-то, чтобы не думать о высоте.

— Это очень разумно, — заметил Ник. Насмешка в его голосе относилась, вероятно, к ее способности придумывать такую правдоподобную ложь. Лорен поняла, что ей не удалось обмануть его, и, чтобы не покраснеть, перевела Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница взгляд на двери лифта, которые уже открывались на восьмидесятом этаже.

— Подождите здесь, пока я включу свет, — сказал Ник.

Через несколько секунд зажглись лампы, осветив огромную приемную и четыре кабинета, отделанные ореховым деревом. Ник взял ее под руку, и Лорен ступила на изумрудный ковер. Они обогнули лифт и прошли на другую сторону этажа. Здесь находилась приемная еще больших размеров с круглым столом посредине. Направо от нее Лорен увидела кабинет, уже обставленный мебелью, среди которой выделялся стол секретарши, сделанный из красного дерева. Лорен невольно сравнила его со своим маленьким столиком в тесном офисе, где она раньше подрабатывала. Трудно было представить, что такая роскошь предназначена Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница для простой секретарши. Когда она позволила себе высказать эту мысль вслух, Ник, насмешливо посмотрев на нее, ответил:

— Высококвалифицированные секретарши гордятся своей работой, а их зарплата растет с каждым годом.

— Мне случалось работать секретаршей, — сказала Лорен, когда они направились через приемную к высоким дверям. — Кстати, я пыталась получить эту должность в «Синко»и как раз шла обратно, когда встретила вас.



Ник открыл обе двери и отступил, пропуская Лорен вперед.

Лорен остро, до дрожи в коленях, ощутила на себе его оценивающий взгляд. Когда она пришла в себя, то уже стояла в огромной комнате.

— Боже мой! — воскликнула она. — Что это?

— Это, — с Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница улыбкой ответил Ник, — кабинет президента, одно из немногих помещений, которые уже полностью закончены.

Не произнося ни звука, Лорен восхищенно оглядела кабинет. Стена перед ней была стеклянная от пола до потолка, и внизу открывался ночной Детройт во всей своей фантастической сверкающей красоте. Три другие стены были обиты панелями из красного дерева. На полу лежал толстый кремовый ковер, а справа стоял роскошный письменный стол красного дерева. Перед ним удобно расположились шесть стульев, а напротив полукругом были расставлены три дивана около необычного журнального столика — темное стекло лежало на огромном куске полированного дерева.

— Это совершенно потрясающе! — прошептала Лорен.

— Я приготовлю что-нибудь выпить Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница, пока Майк принесет аптечку, — сказал Ник.

Он подошел к стене из красного дерева и нажал на нее. Большая панель бесшумно отодвинулась в сторону, открывая великолепный бар, освещенный скрытыми лампами. На стеклянных полках стояли бокалы и графины.

Лорен промолчала, и Ник через плечо посмотрел на нее. Она перевела взгляд на его лицо и заметила улыбку, которую он пытался скрыть. Очевидно, его забавляла вся эта ситуация: он сам в роли спасителя, ее наивный восторг. Лорен вдруг поняла то, что раньше не приходило ей в голову: в то время как она восхищалась его красотой, он совсем не воспринимал ее как Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница женщину.

После шести лет поклонения и ухаживаний со стороны мужчин, их вздохов и пристальных взглядов она наконец встретила того, на кого хотела бы произвести впечатление, но он не обратил на нее никакого внимания. Абсолютно никакого. Немного озадаченная и разочарованная, Лорен постаралась не думать об этом. Его равнодушие можно было бы пережить, но он считал ее глупой, смешной девчонкой!

— Если вы хотите привести себя в порядок, то ванная комната направо. — Ник показал в сторону стены около бара.

— Где? — удивленно спросила Лорен.

— Идите прямо, а когда дойдете до стены, то протяните руку.

Его губы растянулись в усмешке, и Лорен, бросив на него сердитый Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница взгляд, пошла в указанном направлении. Когда ее пальцы коснулись стены, что-то щелкнуло, и она вошла в открывшуюся перед ней просторную ванную.

— Вот аптечка, — раздался голос Майка. — Лорен уже начала закрывать дверь, но задержалась на секунду, когда услышала, как он добавил шепотом:

— Ник, как юрист корпорации, я считаю необходимым, чтобы девушку сегодня же осмотрел врач. Если ты не сделаешь этого, то какой-нибудь адвокат может заявить, что у нее серьезная травма в результате падения, и предъявит компании миллионный иск.

— Что ты делаешь из мухи слона? — услышала она ответ Ника. — Это же просто милый наивный ребенок, который немного испугался. Врач Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница может еще больше напугать ее.

— Ну ладно, как хочешь, — вздохнул Майк. — Я опаздываю на встречу в Трои и должен идти. Но, ради Бога, не предлагай ей крепких напитков. Ее родители обвинят тебя в попытке соблазнить несовершеннолетнюю.

Чувствуя себя заинтригованной и одновременно обиженной, что ее назвали наивным испуганным ребенком, Лорен тихо закрыла дверь. Нахмурясь, она повернулась к зеркалу и едва удержалась от горького смешка. Ее лицо было покрыто грязью, волосы растрепались, и спутавшиеся пряди в беспорядке свисали во все стороны, а жакет был разорван на левом плече. Ник прав, она действительно выглядит забавно — чумазый подросток в неряшливой одежде.

Сама Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница не осознавая почему, она вдруг почувствовала непреодолимое желание выглядеть совершенно по-другому. В спешке она начала отряхивать свой испачканный синий жакет, думая о том, как удивится Ник, когда увидит ее. Она лихорадочно терла лицо и руки и убеждала себя, что волнуется не потому, что хочет предстать перед ним во всей своей привлекательности, а просто от необычности ситуации. Но ей следовало поторопиться: если ее превращение займет слишком много времени, то не будет таким ошеломляющим.

Она сняла колготки, на которых расползлись две огромных дыры, и намылила губку. Затем смыла с себя грязь и распаковала новые колготки. Как хорошо, что она купила их Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница по дороге в «Синко»! А еще стояла и размышляла, не слишком ли дорого! Натянув их, она вытащила из волос шпильки и начала энергично расчесывать запутавшиеся пряди. Когда она закончила, легкие блестящие волны легли на плечи и спину. Она быстро коснулась губ персиковой помадой, затем побросала все в сумочку и подошла к зеркалу. На щеках ее появился румянец, а глаза оживленно блестели. Ее белая блузка была немного строга, но подчеркивала изящную линию шеи и красивую грудь. Убедившись, что все в порядке, она взяла жакет и сумочку и вышла из ванной комнаты, тихо задвинув панель на прежнее место.

Ник Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница стоял у бара спиной к ней. Не повернув головы, он сказал:

— Мне нужно было позвонить, но напитки будут готовы через минуту. Вы нашли все необходимое?

— Да, спасибо, — ответила Лорен, опустив сумку и жакет на диван, Она тихо стояла около длинного дивана и наблюдала, как он быстро взял с полки два хрустальных бокала и достал из холодильника поднос с кубиками льда. Он снял куртку и бросил ее на спинку стула. При каждом движении тонкая ткань его голубой рубашки натягивалась, подчеркивая широкие мускулистые плечи. Ее взгляд скользнул по обтягивающим джинсам. Когда он заговорил, Лорен рассматривала его затылок.

— Я боюсь, что в Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница баре нет лимонада, поэтому я налил вам тоник со льдом.

Лорен подавила смешок при упоминании о лимонаде и скромно убрала руки за спину. Тревожное ожидание усилилось, когда он, закрыв пробкой бутылку виски, взял бокал и повернулся к ней.

Сделав два шага, он остановился как вкопанный. Его брови сдвинулись, серые глаза сузились, когда он увидел прекрасное женское лицо в обрамлении роскошных волос. Его ошеломленный взгляд отметил яркие бирюзовые глаза, искрящиеся смехом из-под густых ресниц, дерзкий носик, красиво очерченные скулы и мягкие губы. Затем он скользнул по ее полной груди, тонкой талии и длинным красивым ногам.

Лорен надеялась, что теперь он Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница увидит в ней женщину, и ее надежды сбылись. Она ждала, что он сделает ей комплимент, но этого не произошло. Не сказав ни слова, он повернулся, подошел к бару и вылил содержимое одного из бокалов в раковину.

— Что вы делаете? — спросила Лорен.

— Добавляю немного джина в ваш тоник. — В его голосе слышалась ирония в собственный адрес. Лорен рассмеялась, а он криво улыбнулся.

— Ради простого любопытства, скажите: сколько вам лет?

— Двадцать три.

— И вы хотели получить должность секретарши в компании «Синко», перед тем как растянулись у наших ног сегодня вечером?

— Да.

Он протянул ей бокал и кивнул в сторону Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница дивана:

— Садитесь, вам не надо долго стоять.

— Мне, если честно, уже не больно, — запротестовала она, но все же послушно села.

Ник стоял рядом, с любопытством ее разглядывая.

— И что же, вас взяли на работу? Он был очень высокий, и Лорен пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть ему в глаза.

— Нет.

— Я хотел бы осмотреть вашу ногу, — сказал он.

Поставив свой бокал на журнальный столик, он сел на корточки и начал расстегивать ремешок ее босоножки. От простого прикосновения его пальцев по телу Лорен пробежали мурашки, и она замерла от неожиданности.

К счастью, он, казалось, не заметил ее состояния и начал медленно Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница ощупывать сильными пальцами ее ногу.

— А вы хорошая секретарша?

— Мой прежний босс считал, что да. Не поднимая головы, он сказал:

— Хорошие секретарши всегда нужны. Возможно, вам еще предложат работу в «Синко».

— Я в этом сомневаюсь, — возразила Лорен с едва сдерживаемой улыбкой. — Я думаю, что мистер Ветерби — управляющий по персоналу — посчитал меня не очень сообразительной.

Ник поднял голову и с восхищением посмотрел на нее.

— Лорен, я думаю, что вы очень симпатичны. Ветерби, должно быть, слепой.

— Конечно, — сказала она насмешливо. — Но речь шла не о внешности.

Теперь Лорен видела в нем не только красивого мужчину, она почувствовала его цинизм, смягченный юмором и дружелюбием Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница, и огромный жизненный опыт, наложивший отпечаток усталого всезнания на его мужественное лицо. Он казался ей еще более привлекательным. Все в нем притягивало ее как магнитом.

— Нога не опухла, — заметил он, опять наклоняясь к ее лодыжке. — Она еще вас беспокоит?

— Совсем немного. Больше пострадало чувство собственного достоинства.

— В таком случае к завтрашнему дню все будет в порядке и с вашей ногой, и с чувством собственного достоинства.

Он взял ее пятку в левую руку, а правой потянулся за босоножкой. Одновременно он со значением посмотрел на Лорен, и от его улыбки у нее сильно забилось сердце.

— Вроде бы есть какая-то сказка Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница, где мужчина пытается отыскать девушку, которой будет впору хрустальная туфелька.

С сияющими глазами она кивнула:

— «Золушка».

— А что случится со мной, если эта туфелька подойдет?

— Я превращу вас в красивого лягушонка, — шаловливо ответила она.

Ник громко рассмеялся, и, когда их взгляды встретились, она заметила странный блеск в глубине его серых глаз, жаркое пламя чувственности, которое он тут же погасил. Приятная атмосфера добродушного подтрунивания и какой-то близости между ними растаяла. Он застегнул ее босоножку, встал и, выпив залпом свое виски, поставил бокал на журнальный столик. Лорен поняла, что их общение подошло к концу. Он взял телефонную трубку на другом конце Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница стола и набрал четырехзначный номер.

— Джордж, — сказал он в трубку, — это Ник Синклер. Молодая леди, которую ты принял за подозрительную личность, уже пришла в себя после падения. Вызови, пожалуйста, патрульную машину к главному входу и отвези девушку туда, где она оставила свою машину. Встретимся внизу через пять минут.

Внутри у Лорен все оборвалось: всего пять минут! И Ник даже не собирается проводить ее! Не собирается спросить телефон или адрес! Эта страшная мысль настолько расстроила ее, что она сразу же забыла о смущении, которое испытала, узнав, что час назад убегала от охраны.

— Вы работаете в фирме, которая построила этот небоскреб Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница? — спросила она, пытаясь оттянуть момент расставания и, может быть, узнать что-нибудь об этом человеке.

Ник с нетерпением посмотрел на часы:

— Да.

— Вам нравится строить здания?

— Да, это интересная деятельность, — сухо ответил он. — Я инженер.

— Вы перейдете к работе над другим зданием, когда это будет закончено?

— — Я буду работать здесь ближайшие несколько лет.

Лорен встала и взяла свой жакет. Рой мыслей кружился у нее в голове. Возможно, при таком количестве компьютеров, которые управляли здесь буквально всем, инженер будет нужен постоянно. Но ее интересовали не компьютеры и обслуживающие их инженеры.

Ее мучило ужасное предчувствие, что она больше никогда не Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница увидит Ника.

— Ну, спасибо вам за все. Я надеюсь, президент не обнаружит, что вы воспользовались его баром.

Ник бросил на нее косой взгляд;

— Им, видимо, уже пользовались сторожа здания. Нужно хорошенько закрыть его, чтобы положить этому конец.

Пока они спускались в лифте, он, казалось, думал о чем-то своем и нетерпеливо поглядывал на часы. «У него, наверное, назначено свидание с какой-нибудь красавицей, — мрачно подумала Лорен. — Может быть, он даже и женат, хотя не носит обручального кольца и выглядит как холостяк».

Белая машина с надписью «Патрульная Глобал индастриз» стояла у главного входа. Ник провел Лорен к машине и придержал дверцу Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница, пока она усаживалась на сиденье рядом с водителем.

— Я знаю некоторых людей в «Синко». Я позвоню кое-кому, и, возможно, они убедят Ветерби изменить свое решение.

У Лорен поднялось настроение, когда она поняла, что понравилась ему. Ведь он решил походатайствовать за нее! Но она вспомнила свои чудовищные ошибки и покачала головой:

— Не стоит беспокоиться. Я произвела на него ужасное впечатление, которое не загладить никакими звонками. Но все равно спасибо за предложение.

Через десять минут Лорен заплатила служащему гаража за стоянку и выехала на вымытый дождем проспект. Стараясь не думать о Нике Синклере, она ехала по маршруту, который ей начертила Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница секретарша Филипа, и размышляла о предстоящей встрече с семьей Витвортов. Через полчаса она уже была около их дома. На нее нахлынули неприятные воспоминания об унижении, которое она испытала здесь четырнадцать лет назад…

Первый день ее пребывания у Витвортов был неплохим, она была фактически предоставлена самой себе. Самое ужасное началось на второй день. Сразу после ленча Картер — тринадцатилетний сын Витвортов — появился в дверях ее спальни и заявил, что мама просила его увести Лорен из дома, так как не хочет, чтобы ее гости увидели замарашку. Всю оставшуюся часть дня Картер издевался над ней, как только мог. Она чувствовала себя Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница ничтожной, запуганной и несчастной.

Кроме того, что он называл ее очкариком, потому что она носила очки, он постоянно насмехался над ее родителями. Когда они шли по парку, разбитому в английском стиле, он споткнулся и толкнул ее в огромную клумбу роз с острыми шипами. А через полчаса, когда она переодела разорванное платье, предложил посмотреть собак.

Он говорил так искренне и, казалось, так горел желанием показать своих собак, что Лорен решила, что он толкнул ее в кусты случайно.

— У меня тоже есть собака, — гордо сказала она, пытаясь не отставать от него, пока они шли мимо ухоженных газонов в дальний конец парка Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница. — Она беленькая и ее зовут Флуфе, — добавила Лорен, когда они подошли к живой изгороди, за которой скрывался огромный загон для собак, огороженный металлической сеткой высотой в десять футов.

Лорен лучезарно улыбнулась двум доберман-пинчерам и Картеру, который снимал с ворот тяжелый висячий замок.

— У моих хороших друзей тоже есть доберман-пинчер. Он большой озорник и всегда играет с нами в прятки.

— Мои собаки тоже умеют делать кое-что интересное, — пообещал Картер, открывая ворота и пропуская Лорен вперед.

Лорен без страха вошла в загон.

— Привет, собачки, — ласково сказала она, направляясь к настороженно смотревшим на нее собакам.

Когда она протянула руку, чтобы Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница погладить их, ворота вдруг захлопнулись и Картер резко приказал:

— Взять ее, взять!

Обе собаки моментально вскочили, обнажили белые клыки и, рыча, двинулись к остолбеневшей Лорен.

— Картер! — пронзительно закричала она, отступая назад, пока не наткнулась на сетку. — Почему они так себя ведут?

— Я бы на твоем месте не двигался, — насмешливо сказал Картер, стоя за сеткой. — Если ты не будешь стоять спокойно, они бросятся на тебя и загрызут.

Сказав это, он повернулся и медленно пошел прочь, весело насвистывая.

— Не оставляй меня здесь, — молила его Лорен. — Пожалуйста, не оставляй!

Когда через тридцать минут ее обнаружил садовник, она уже больше не кричала, а только Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница истерически всхлипывала, не спуская глаз с собак.

— Выходи отсюда? — скомандовал садовник сердито, открывая ворота. — Что такое? Ты почему дразнишь собак? — Он резко схватил ее за руку и практически выволок из загона.

Когда он запер ворота, Лорен пришла в себя. К ней вернулся голос, а из глаз сами собой брызнули слезы.

— Они хотели перегрызть мне горло, — прошептала она тихо.

Садовник взглянул в ее наполненные ужасом глаза, и его голос смягчился:

— Они бы не тронули тебя. Эти собаки научены отпугивать чужих и поднимать тревогу. Они слишком умны, чтобы укусить кого-то.

Всю оставшуюся часть дня Лорен провалялась на Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница кровати, придумывая, как бы отомстить Картеру. Хотя было очень приятно представлять, как он, например, стоит перед ней на коленях и просит прощения, она понимала, что все ее замыслы практически неосуществимы, Когда ее мать поднялась наверх, чтобы позвать к обеду, Лорен уже смирилась с мыслью, что ей придется проглотить свою обиду и притвориться, что ничего не случилось. Не было никакого смысла рассказывать матери о поведении Картера, потому что Джина Деннер — наполовину американка, наполовину итальянка — испытывала глубокую сентиментальную преданность к своим родным, включая и тех, о ком узнала неделю назад. Она бы предположила, что Картер просто пошутил, может быть, не очень удачно Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница.

— Ты хорошо провела день, дорогая? — спросила мать, когда они спускались по лестнице с колоннами.

— Нормально, — промямлила Лорен, думая о том, как бы ей удержаться и не наброситься на Картера Витворта с кулаками.

Но мама учила, что девочкам нельзя драться. Внизу служанка сообщила, что звонит мистер Роберт Деннер.

— Иди вперед, дорогая, — сказала Джина дочери, а сама взяла трубку телефона, который стоял на маленьком столике.

У дверей столовой Лорен остановилась, не решаясь войти. Семья Витвортов уже сидела вокруг обеденного стола под торжественно сияющей люстрой.

— По-моему, я ясно сказала ей спуститься в восемь часов, — говорила мать Картера мужу. — Сейчас две минуты девятого. Если Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница она недостаточно хорошо воспитана и не понимает, что надо являться вовремя» то мы начнем обед без нее.

И она кивнула дворецкому, который в ту же секунду начал разливать суп в изящные фарфоровые тарелки.

— Филип, я терпела все это, сколько могла, — продолжала миссис Витворт, — но я отказываюсь больше выносить этих нахлебников-оборванцев в своем доме.

Она повернулась к пожилой женщине, сидевшей слева от нее.

— Мама, этому надо положить конец. Я надеюсь, что вы уже собрали достаточно данных, чтобы закончить вашу работу.

— Если бы это было так, то мне не нужны были бы здесь эти нищие. Я знаю, что они Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница противные, невоспитанные и мучение для всех нас, но тебе придется потерпеть еще немного, Кэрол.

Лорен все еще стояла в дверях, и ее глаза гневно горели. Сама она может терпеть выходки Картера, но она не позволит этим ужасным, злым людям унижать ее необыкновенного отца и красивую, талантливую маму!

Мать подошла к ней, и они вместе вошли в столовую.

— Извините, что заставили вас ждать, — сказала Джина, держа дочь за руку.

Ни один из Витвортов не потрудился ответить. Все продолжали не спеша есть суп. Вдруг в Лорен вселился бунтарский дух, и она бросила быстрый взгляд на мать, которая раскладывала на коленях Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница льняную салфетку. Благочестиво наклонив голову, Лорен сложила руки вместе и звонким детским голосом произнесла:

— Господи, благослови этот обед. Мы также просим тебя простить этих лицемерных людей, которые думают, что они лучше всех только потому, что у них больше денег. Спасибо, Господи. Аминь.

Тщательно избегая взгляда матери, она спокойно взяла ложку.

Суп — по крайней мере Лорен думала, что это суп, — оказался холодным. Дворецкий, стоявший около нее, заметил, как она положила ложку на стол.

— Что-нибудь не так, мисс? — фыркнул он.

— Мой суп совсем холодный, — объяснила она, выдержав его презрительный взгляд.

— Вот глупая, — ухмыльнулся Картер и взглянул на Лорен, которая ваяла свою чашку Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница с молоком. — Это же специальный соус, его положено есть холодным.

Чашка дрогнула в руках Лорен, молоко полилось под стол, капли попали на стул Картера.

— Ой, извините, — сказала она и еле-еле сдержала смех, видя, как Картер и дворецкий пытаются навести порядок. — Это все случайно. Картер, ты же знаешь, какие иногда бывают случайности, не так ли? Вот сегодня, например. — Не обращая внимания на его угрожающий взгляд, она повернулась к Витвортам:

— Картер сегодня много чего «случайно» сделал. Он «случайно» поскользнулся, когда показывал мне сад, и толкнул меня в колючие розы. Затем «случайно» запер меня в загоне для собак…

— Немедленно замолчи Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница, лживая грубая девчонка, — набросилась на Лорен Кэрол Витворт, повернув к ней красивое холодное лицо. Ее рука, держащая ложку, застыла в воздухе.

Каким-то чудом Лорен нашла в себе силы взглянуть в ее ледяные серые глаза, даже не моргнув.

— Извините, мадам, — сказала она с притворным смирением. — Я не думала, что рассказывать о том, как я провела день, дурной тон.

Не обращая внимания на то, что все члены семьи Витвортов гневно смотрели на нее, она спокойно взяла свою ложку.

— Конечно, — добавила Лорен задумчиво, — я также не предполагала, что очень прилично называть своих гостей нахлебниками-оборванцами.

Глава 3

Измученная Лорен остановилась напротив трехэтажного готического Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница особняка Витвортов. Открыв багажник, она достала свою сумку. Лорен провела за рулем двенадцать часов, чтобы встретиться сегодня с Филипом Витвортом. Она прошла через два тестирования, упала в грязь, измазавшись с ног до головы, и встретила самого красивого мужчину из когда-либо виденных ею. Умышленно провалив тест в «Синко», она лишила себя возможности работать вместе с ним…

Следующий день Лорен намеревалась провести в поисках квартиры. Как только она найдет что-нибудь подходящее, то сможет тут же отправиться в Фенстер за своими вещами. Уже через две недели она сможет вернуться обратно и приступить к работе в компании Филипа.

Дверь Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница открыл дворецкий в форме с галунами. Лорен сразу же узнала его — он был одним из свидетелей ее «представления» за обедом четырнадцать лет назад.

— Добрый вечер, — начал было дворецкий, но вышедший навстречу Филип Витворт прервал его:

— Лорен! Я уже начал беспокоиться. Что вас так сильно задержало?

Он выглядел таким озабоченным, что Лорен стало его жалко. К тому же она подвела его, не особенно стремясь получить работу в «Синко». В нескольких словах она объяснила, что с ее тестированием не все сложилось благополучно, и кратко обрисовала свое падение напротив здания «Глобал индастриз». Затем спросила, есть ли у нее время привести себя в порядок Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница перед обедом.

Наверху, куда ее проводил дворецкий, Лорен приняла душ, расчесала волосы и переоделась в строгую абрикосового цвета юбку и блузку того же цвета, но более светлого оттенка.

Как только Лорен появилась в сводчатом дверном проеме, Филип поднялся ей навстречу.

— Я не ожидал, что вы спуститесь так быстро, Лорен, — сказал он, подводя ее к своей жене — той даме, которая кричала когда-то на маленькую бунтарку. — Кэрол, ты, конечно же, помнишь Лорен.

Несмотря на свое предубеждение, Лорен про себя признала, что Кэрол Витворт все еще была очень красивой женщиной, со стройной фигурой и тщательно уложенными светлыми волосами.

— Конечно же, помню Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница, — сказала Кэрол с вежливой улыбкой, которая не затронула ее серых глаз. — Как поживаете, Лорен?

— По-моему, видно, что у Лорен все очень-очень хорошо, мама, — с усмешкой заметил Картер Витворт, вежливо поднимаясь с места. Его нетерпеливый взгляд заскользил по Лорен, отметив ее живые глаза, тонко очерченное лицо и грацию, сквозившую в каждом движении.

Лорен постаралась сохранить спокойное выражение лица, в то время как ее заново представляли ее мучителю. Взяв стакан с шерри, поданный ей Картером, она села на диван. Картер же, вместо того чтобы вернуться на прежнее место, опустился рядом с ней.

— Вы сильно изменились, — восхищенно сказал он Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница.

— Вы тоже, — осторожно ответила Лорен. Картер как бы случайно положил руку на спинку дивана за ее плечами.

— Насколько я помню, мы не очень-то поладили друг с другом, — задумчиво проговорил он.

— Да, не очень.

Лорен бросила короткий уверенный взгляд на Кэрол, которая непрерывно наблюдала за легким флиртом сына. Глаза ее при этом оставались холодными и непроницаемыми, выражение лица было равнодушным и надменным.

— А почему мы не поладили? — настаивал Картер.

— Я, м-м-м, я не помню.

— Зато я помню, — улыбнулся он, — я был невыносимо груб и обращался с вами отвратительным образом.

Лорен с удивлением взглянула в его открытое, полное раскаяния Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница лицо:

— Да, это было так.

— А вы, — усмехнулся он, — совершенна возмутительно вели себя за обедом.

Лорен медленно кивнула, и ее глаза блеснули в ответной улыбке.

— Да, действительно.

Мучительная правда была, таким образом, высказана. Картер отвел глаза от гостьи и заметил топчущегося в дверях дворецкого. Тогда он встал и предложил Лорен руку:

— Обед готов, пройдемте? Как только они покончили с последним блюдом, в столовой появился дворецкий:

— Прошу прощения, но мисс Деннер просит к телефону мужчина, назвавшийся мистером Ветерби из электронной компании «Синко».

Филип Витворт расплылся в улыбке:

— Принеси телефон сюда, к столу, Нигинс. Телефонный разговор был коротким. Лорен в основном молчала Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница и слушала. Повесив трубку, она подняла удивленные, смеющиеся глаза на Филипа.

— Давайте, — проговорил он, — рассказывайте. Кэрол и Картер в курсе того, что вы пытаетесь сделать, чтобы помочь мне.

Лорен была немного напугана тем, что еще двое людей осведомлены о ее секретном будущем, но подчинилась и начала рассказ:

— Очевидно, у того человека, который помог мне сегодня, когда я упала, есть очень влиятельный друг в «Синко». Этот друг несколько минут назад позвонил мистеру Ветерби, и в результате выяснилось, что для меня есть одно очень подходящее место. Я должна буду завтра пройти собеседование.

— Он не упомянул того, кто будет проводить собеседование Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница?

— По-моему, он сказал, что его зовут мистер Вильяме.

— Джим Вильяме, — пробормотал Филип, его улыбка стала еще шире, — будь я проклят, если это не он.

В скором времени Картер ушел к себе, и Кэрол удалилась готовиться ко сну. Но Филип попросил Лорен остаться с ним в гостиной.

— Вильяме, может быть, захочет, чтобы вы приступили к работе немедленно, — заговорил он, когда все ушли. — Мне не хотелось бы, чтобы для этого были какие-либо препятствия. Как быстро вы сможете съездить домой, собрать вещи и вернуться на работу?

— Я не могу ехать, пока не найду, где мне остановиться, — напомнила Лорен.

— Да, конечно же Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница, — согласился Филип. — На секунду задумавшись, он сказал:

— Знаете, несколько лет назад я купил дом в Бломфилд-Хиллз для моей тетушки. Она уже в течение нескольких месяцев находится в Европе и собирается остаться там еще на год. Мне будет очень приятно, если вы поживете в ее доме.

— Нет, что вы, я не могу, — возразила Лорен. — Вы и так сделали для меня более чем достаточно, и я не хочу так затруднять вас.

— Я настаиваю, — сказал он мягко, но решительно, — вы не затрудните, вы окажете мне этим большую услугу, потому что я вынужден каждый месяц платить внушительную сумму сторожам Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница, присматривающим за домом. А таким образом мы оба сохраним деньги: вы свои, а я свои.

Лорен нервно теребила рукав блузки. Ее отец нуждается сейчас в каждом пенни. Если ей не надо будет платить за аренду жилья, то она сможет посылать ему и эти деньги. Взволнованная и неуверенная, она посмотрела на Филипа, но он уже извлек из нагрудного кармана пиджака ручку и что-то быстро написал.

Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 5 | Нарушение авторских прав


documentacwevkr.html
documentacwfcuz.html
documentacwfkfh.html
documentacwfrpp.html
documentacwfyzx.html
Документ Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из 2 страница